75-летию Победы посвящается

75летию Победы посвящается

     Мы должны сделать все, чтобы сегодняшние дети и вообще все наши граждане гордились тем, что они наследники, внуки, правнуки победителей. Знали героев своей страны и своей семьи, чтобы все понимали, что это часть нашей жизни.

                                                                                  В.В. Путин 

Из воспоминаний … 

В труде, как в бою

1111
Полехина Елена Иосифовна

       В очередной раз захожу в тёплую, чистенькую квартиру Полехиной Елены Иосифовны. Она труженик тыла, моя подопечная. Худенькая, маленькая, со светлой улыбкой, доброжелательная. Ей 96 лет, выглядит гораздо моложе: активная, душевная, общаться с ней – одно удовольствие. Радушно приглашает раздеться, пройти, располагаемся на уютной кухоньке. Елена Иосифовна разложила на столе документы, награды, среди них архивные справки и бережно хранимое вот уже 70 лет Свидетельство о браке с мужем, которого давно нет в живых. 

     Здесь же Справка о реабилитации жертв политических репрессий, выданная только в 1994г. Будучи молодой 18-летней девчонкой, её с семьёй, в 1941г. выселили из Сталинградской области, отправили на спецпоселение сначала в Казахстан, затем в Сызрань, дальше в Свердловскую область, а уж потом сюда, в Сибирь. Мечтала после окончания школы поступить в педучилище, быть учительницей, но свою мечту не осуществила…

Прошу вспомнить, как её застало известие о войне. Елена Иосифовна начала свой неспешный рассказ.

     — Известие о начале войны услышали по радио, потом его, как и у всех —  отобрали.  По национальности мы – немцы, фамилия Диш, но никогда никто не разговаривал дома на немецком языке, я даже не ощущала себя немкой.  В семье было трое детей, отец был очень болен, мама хорошо шила, этим зарабатывала продукты, денег тогда ни у кого не было. 

75-летию Победы посвящается
Свидетельство о браке

      Отца сразу же арестовали, подняли больного с постели, увели, он умер в 1942 г. Старший брат ушёл на фронт, остался жив, но дважды был ранен. Каждый день все собирались у столба с радиоприёмником и слушали известия о военных действиях, были абсолютно уверены, что война через 2-3 месяца закончится, но как оказалось, путь к победе был долгим и тяжёлым. Занавешивали окна, проверяли, чтобы даже щелочки не было. Вскоре семью погрузили на баржу, отправили в Восточный Казахстан. Я немного поработала учётчиком полевой бригады, но вскоре меня мобилизовали и отправили в Сызрань, ехали целый месяц, шли военные действия. Мама и младший брат остались в Казахстане. В Сызране было тяжело, мучил голод, работали не покладая рук, выгружали баржи: сланец, антрацит, дрова. Нас постоянно ущемляли: мы не знали, что нам была положена за работу «четушка» водки, на которую можно было выменять картошку, целых два ведра. Полагалось хлеба 600 граммов, однако нам выдавали только 400 граммов, но хлеб был очень вкусный. Вот и говорили, что «кому война, кому мать родна», потом этих начальников, а они были все евреи, посадили. Но, как и везде, люди были разные: директор нас жалел, исподтишка выписывал нам мёрзлую белую свеклу, морковку, это было в радость.

       Победу встретили в Сызрани. Помню, весна, погода хорошая, прошёл дождь, тепло. Узнали, что закончилась война: все кричали «Ура!», прыгали по лужам, ликовали, обнимались.

      Елена Иосифовна, вспоминая, снова окунулась в ту атмосферу: оживилась, глаза заблестели, улыбка не сходила с губ, кажется, стала ещё моложе. 

— Ну, думали, теперь нас отпустят, но не тут-то было, до конца 1945 г. продолжали работать.  Вначале 1946 г. нас перебросили за 40 км от Сызрани в посёлок Львов на лесоповал. Жили в общежитии, вставали утром  голодные, шли, пилили деревья, валили их, для таких молодых девчонок, как мы, условия нечеловеческие. Я не знала, но кто-то сообщил моей маме, что я опухаю с голода, она прислала 100 рублей, этого  хватило на полбуханки хлеба. Как то одна из женщин, учительница, вступилась за нас перед начальством, стукнула кулаком по столу:

— Вы что, издеваетесь над девчонками, губите будущих матерей, они загнуться прежде времени.  После этого нам выписали целую наволочку муки на двоих, радость была такая – словами не передать, делали галушки, стало жить веселее,  да ещё вскоре мама прислала посылку с салом. Для того времени это была настоящая роскошь.  В конце 1946 г. нас отправили в пос. Верхние Серьги, Свердловской области, попала на Уральский завод бурового машиностроения, работала учеником токаря. Вот так мотали нас куда хотели, мы были абсолютно бесправны.

        В 1947г. я  приехала в  Прокопьевск в отпуск. К тому времени здесь уже жили мама с младшим братом, он закончил ФЗО, сюда же перебрался старший брат с женой,  работал инженером энергосети, трое детей, им дали дом. У мамы была 1-комнатная квартира. Брат похлопотал за меня, и я осталась здесь же,  в Прокопьевске. В 1949 г. вышла замуж, на следующий год родился сын, через год – дочь, вторая дочь – в 1954 г.  Работала я недолго, устроили на шахту рабочей, помощницей маркшейдера, всему научилась, но пошли дети, главным кормильцем был муж. У меня и пенсия, поэтому не большая. Сначала жили в бараке на Голубевке, в 1954 г. переехали на Тырган. Муж был очень хороший, тоже из семьи «сосланных кулаков», любил природу, рыбалку, в семье всегда был лад. К сожалению, умер, и сын умер в 2009 г., очень болел, я за ним ухаживала…

 Елена Иосифовна тяжело вздохнула, замолчала, навернулась горькая слеза…

3333
Полехина Елена Иосифовна
4444
Свидетельство за доблестный труд в ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945гг.

 —  Сейчас я живу хорошо, дети, внуки, правнуки. Ухаживают, помогают, собственно всё делают, привозят, всё, что надо, да я и сама потихоньку могу с палочкой сходить за молочком себе, пока ни в чём не нуждаюсь.

     Обнявшись, мы простились с этой славной милой женщиной, до следующей встречи. Возвращаясь, я думала, какой же светлый человечек, не утратила, по сей день, интереса к жизни, общается с соседями, встречает гостей  — учеников школы, которые навещают её. Елена Иосифовна относится к определённой социальной категории людей, трудившихся в годы войны в труднейших условиях. Работа таких людей — постоянный подвиг, помогающий бойцам на фронтах побеждать, не сдавать своих позиций. Их вклад в общую Победу бесценен.

 

         Психолог:                Хмелева Н.Ю. 

 

Сентябрь 2019 г.

Отнятое   детство

75-летию Победы посвящается
Есаулова Зинаида Николаевна

    Детство — лучшей период в жизни человека, от которого остаются самые тёплые и яркие воспоминания. А какие воспоминания у детей, которые пережили эти четыре страшных и суровых года? Это — дети войны, которые испытали всё: голод, смерть близких, непосильный труд, не знали, что такое новая одежда, обувь. Они уже давно старики, но часто им не уделяют должного внимания, а для них так важно передать свой опыт другим. 

        Есаулова  Зинаида  Николаевна труженица тыла, скромная, тихая женщина. С большим трудом удалось уговорить её дать нам интервью. Воспоминания о военном лихолетье тяжёлой ношей легло на её сердце и душу.

     —  Расскажите о вашем детстве и молодости в военное время, как узнали, что началась война?

    —   Не видела я ни детства, ни юности. Жила наша семья в Титовском районе (ныне Промышленновский район), в селе Васьково. В то время у нас не было ни электричества, ни радио, мне было 11 лет, училась в школе, в третьем классе. О начале войны никто не объявлял, стали забирать на фронт мужчин, так мы  и узнали, что началась война. 

      —  Как изменилась ваша жизнь, чем занимались?

    —  До войны летом мы, бывало, помогали работать в колхозе, но нас не заставляли, а тут уж пришлось работать наравне с взрослыми, остались женщины и старики, мужчин  всех забрали.  Поблажек не было, работали все: вязали снопы, пропалывали вручную поля, боронили пашню на коровах. Это было нелегко, один впереди ведёт корову, другой сзади прутиком отгоняет свищей. Это такие кусачие мухи, от которых корова, если прозеваешь, может так взбрыкнуть и понестись в сторону кустов, что опрокидывала нас вместе с бороной, а она тяжёлая.

      —  Как после такого тяжкого труда отдыхали, были ли какие-то развлечения?

     —  Да что вы, какие развлечения! Вставали в 5 часов утра, в 6 должны уже быть в поле, работали до темна. Приходили домой – падали. Вот и все развлечения. Мальчики и девочки работали наравне с взрослыми. Дети того времени рано становились самостоятельными.

      —  Какое было  питание, был ли голод?

      —  Кто не держал хозяйство – голодали, но наша семья не испытывала это чувство, садили огород. Изобилия не было, но картошка, кукуруза (парили початки), другие овощи – основные продукты, помогали держаться. Как-то, увидела у соседей оладьи, они были из мёрзлой картошки, но я им позавидовала, говорю маме: — Я тоже такие же хочу.  Мама сказала: — Дурочка, ешь, пока есть, что нам кушать. Мёрзлую картошку не собирали, хозяйство выручало.

       —  Забирали ли на фронт ваших близких?

     —  Да, ушёл старший брат, а мой папа, Николай Максимович, был председатель колхоза, его забрали осенью, когда закончилась уборочная. Погрузили в эшелон, который доехал до Подмосковья. Там, всех мобилизованных разделили: одни остались на месте, а других снова погрузили в поезд и направили на передовую. Отъехали немного, вдруг, откуда ни возьмись, налетели «стервятники», начали бомбить… Почти никто не спасся, в этом эшелоне был и мой отец. Об этом потом брату рассказал очевидец, который уцелел. Так погиб мой отец, даже не увидев фронта, не почувствовав войны.

        —  Когда узнали об окончании войны, была ли радость?

       —  Мне уже было 15 лет, сидели на уроках в школе. Смотрим в окно, там народ собирается, какой-то шум, вдруг люди стали хлопать в ладоши. Все бросились к окну, слышим, кричат: война закончилась! Так и узнали. Потом приехали руководители с района, был митинг, официально объявили о капитуляции Германии. Большой радости наша семья не испытала, отец не вернулся, брат вернулся с перебитыми ногами. Тяжело всё это было.

      —  Что же было потом, после войны?

      —  После войны село стало оживать, мужчины возвращались домой. Жизнь потихоньку стала налаживаться, я перешла в 8-ой класс, нужно было ходить за 10 километров  в другую деревню, т.к. у нас была школа – семилетка. По её окончании я стала работать в «УМЗ», сначала ученицей, потом счетоводом. Далее  попала на переподготовку в Беловскую торговую школу. Работала в «Сельском потребительском обществе». Затем направили работать в Трудоармейку,  а там я поступила в техникум на заочное отделение, получила специальность – бухгалтер. Отработала 40 лет: 20 – бухгалтером, 20 – экономистом.

        —  Что вы можете рассказать о своей семье?

       —  Судьба моей семьи незавидная, я бы сказала – страшная. Похоронила мужа, но самое ужасное – обоих сыновей, младшему было всего 28 лет. Не дай Бог такого никому. Осталась с внуками и правнучками. Сейчас я, конечно, не одинока, внук постоянно со мной на связи, правнучки присматривают, но силы то уже не те.

         —  Вам скоро исполнится 90 лет, что же помогло прожить столько лет?

       —  Да, жизнь была нелёгкой, но всё же  продукты были натуральные, ели всё без «химии». Зерно сеяли, ничем не обрабатывали, сорняки пололи вручную, никаких пестицидов не использовали. Труд —  та же физкультура, закалённые были. Как наши потомки будут жить, не знаю. 

       —  Какие бы вы сказали напутственные слова молодёжи?

    —  Хорошо бы, чтобы молодые жили дружно, уважали старших, друг друга не обижали. Трудились, старались и помнили, что главная ценность в жизни не деньги, а семья.

      Вот такая Зинаида Николаевна, целеустремлённая в молодые годы, труженица, училась, добивалась всего сама. Имеет знак «Отличник советской потребительской кооперации», медаль «За доблестный труд в годы ВОВ 1941-1945гг.», Юбилейные медали (50,60,65,70 лет Победы). Хочется пожелать ей добра и спокойствия, чтобы не омрачались её дни и, конечно же, здоровья. Все дальше в прошлое уходят годы Великой Отечественной войны, все меньше и меньше остается в живых свидетелей тех страшных событий. 

75-летию Победы посвящается
Зинаида Николаевна с правнучкой

И тем дороже для нас их воспоминания. У детей войны разные судьбы, но всех их объединяет общая трагедия, невосполнимая потеря мира детства: рано повзрослевшие, не по годам мудрые и невероятно стойкие.

       Наше поколение имеет возможность прикоснуться к Великой Отечественной войне, слушая рассказы не только о боевых, но и о трудовых подвигах в воспоминаниях живых свидетелей того времени.

 

Психологи:           Царапкин Н.Е.,  Хмелева Н.Ю.

 

Ноябрь 2019 г.

«…О героях былых времён…»

75-летию Победы посвящается
Тиминдяров Андрей Юсупович

Давно отгремели бои, но подвиги ветеранов останутся в нашей памяти навечно. У каждого из них своя судьба, но всех объединяет любовь к Родине и готовность пожертвовать собой ради её блага. Тиминдяров Андрей Юсупович один из немногих оставшихся в живых участников Великой Отечественной войны.

Сотрудники Центра психолого-педагогической помощи населению города Прокопьевска взяли шефство
над ветераном, периодически его навещают, поздравляют с праздничными датами,
помогают в организации волонтерской помощи по решению бытовых проблем. Наш подопечный радуется нашему приходу и с интересом общается, когда Андрей Юсупович рассказывает о военных событиях, он преображается, словно превращается в юного 18-летнего солдата-автоматчика. И даже не подумаешь, глядя в его искрящиеся глаза, что ему 94 года. 

       Нам очень важно услышать «из первых уст», рассказ о суровых днях военного лихолетья. Воспоминания о военной молодости трагичны и тяжелы.

           И всё же, Андрей Юсупович по нашей просьбе, поделился своими мыслями и переживаниями о тех далёких днях.

   —  «Призвали меня в армию, как только исполнилось 18 лет, шёл третий год войны. Попал на 3-ий Украинский фронт, в пехоту, в роту автоматчиков. Помню одну ночную атаку под городом Кривой рог. Сначала командир отправил группу разведчиков, обнаружить местоположение противника, потом стали пробираться мы, местами приходилось ползти по грязи вперемешку со снегом. Среди нас новичков были опытные бывалые солдаты, многое повидавшие на фронтах, привыкшие к крови и смерти. Они, к нашему изумлению, могли присесть  закурить, на труп убитого солдата, чтобы не садиться в грязь. Тогда для нас это было кощунство, но со временем мы поняли, что ко всему человек привыкает в таких тяжёлых нечеловеческих условиях.

      Началась атака, я, как и все, выскочил из траншеи и побежал. Вдруг, чувствую, как будто кто-то по ноге прутом хлестанул. Снова упал в траншею, перевязал себе ногу. Командир, увидев это, приказал оставаться на месте, ждать, сказал, что когда закончится бой, они за мной вернутся. Так и случилось, из этого боя наша рота  — 48 человек, вышла без потерь, уничтожив сорок солдат противника,  у нас же было только трое раненых.

      Товарищи дотащили меня до медсанбата, там мне оказали медицинскую помощь, наложили шину и доставили на телеге до санитарного поезда. Увезли в Астрахань, где в госпитале меня лечили. На всю жизнь запомнил медсестру, которая после переливания крови, не дожидаясь носилок, взяла меня на руки и понесла на второй этаж. Я был очень худой и не слишком тяжёлый, а  медсестры были очень заботливые и неравнодушные, они тоже героически несли свою службу.

       После ранения меня комиссовали и направили на Челябинский тракторный завод, который в то время производил танки. До самого окончания войны я там и работал».

       Андрей  Юсупович  прошел не только славный  боевой, но и длинный трудовой путь. В нашем городе  он  до 70-и лет работал водителем на Прокопьевской автобазе. Построил дом, прожил в браке с женой 68 лет, вместе вырастили и воспитали троих детей.

       За участие в Великой Отечественной войне был награжден Орденом Отечественной войны, имеет 10 юбилейных медалей к датам со дня Победы. Дети, внуки и правнуки гордятся им, ухаживают, скрашивают старость, ведь старый солдат – живая память минувших лет.

Психолог:                Манцевич О.А. 

 

Декабрь 2019 г.

 

Эхо  войны  и  память  сердца

75-летию Победы посвящается
75-летию Победы посвящается
Шлючков Степан Матвеевич

            Почти в каждой семье в годы Великой отечественной войны кто-то принимал участие в боевых действиях. Не  оказалась исключением и наша семья. Мой прадед Шлючков Степан Матвеевич родился в 1904 году в Саратовской области. До войны работал в Рязанской области председателем рабочего комитета совхоза им. Будённого, откуда и был мобилизован в сентябре 1941 года Скопинским РВК  на фронт. На тот момент ему было 37 лет, и он имел большую семью: жену и пятерых детей.

       В то время боевые действия велись на востоке Ленинградской области. Степан Матвеевич воевал в составе 943 стрелкового полка первым номером расчёта станкового  пулемёта под городом Тихвином.  Не провоевав и трех месяцев, в декабре 1941 года он был легко ранен в лицо и голову и отправлен в госпиталь. После излечения вернулся в свою часть, и в боях за город Великие Луки через год был вторично ранен в правую ногу.

        В 1944 году, участвуя в боях около города Полоцка, в составе 302 стрелкового полка  вновь был тяжело ранен. Пока шли бои, в течение трёх суток он находился на поле боя в бессознательном состоянии. Когда деревни окончательно были освобождены нашими войсками, и специальные бригады стали производить захоронения погибших, мой прадед, к счастью, очнулся, подавая признаки жизни. Его  госпитализировали, а по окончании лечения   комиссовали. По состоянию здоровья вернулся домой. За проявленную храбрость в боях был награждён медалью «за Отвагу».

         По характеру Степан Матвеевич был жизнерадостным, активным, умел располагать к себе людей, имел авторитет, как руководитель. Являлся главным кормильцем своей большой семьи.

       В послевоенное время прадед продолжал работать в колхозе на прежнем месте, получал пенсию по инвалидности как участник войны. Так как он долгое время зимой пролежал раненый, получил заболевание лёгких. Это явилось причиной  того, что он умер в  возрасте 55 лет, но в нашей семье в наших сердцах память о прадедушке хранится и передаётся из поколения в поколение.


Психолог    Зайцева Нина Евгеньевна.

Январь 2020 г.


Эх, путь дорожка, фронтовая…

75-летию Победы посвящается
Ермолаев Иван Матвеевич
75-летию Победы посвящается
«Аннушка»

«… Сквозь пургу, огонь и чёрный дым.

Мы вели машины, объезжая мины,

По путям-дорогам фронтовым …»   

      Мой свёкор, Ермолаев Иван Матвеевич, родился в 1917 году в рабочем посёлке Павловск, Алтайского края. Ему было 27 лет, когда началась война. Он сразу же стал проситься на фронт. Вскоре, в июле 1941 года его отправили на передовую, воевал в  59-ом автополку, был шофёром машины, которая возила командира. У каждого  солдата на войне было своё основное оружие: у пехотинца – винтовка, у артиллериста – орудие, у лётчика – самолёт. А для Ивана Матвеевича, военного водителя, главным оружием был его автомобиль. Он даже название ему дал – «Аннушка», так как звали его любимую. Через год его направили в 153-й тяжёлый самоходный артиллерийский полк, где он водил по фронтовым дорогам свой грузовик до октября 1944 года. Очень был отчаянным и храбрым, его «Аннушку» можно было увидеть в самом пекле. Немудрено, что вражеская пуля его достала. Был ранен в ногу и челюсть и лечился в эвакогоспитале №1352 г. Ижевска. Старший сержант  Ермолаев Иван  был награждён орденом Красной звезды, медалью «За отвагу». В марте 1945 года был комиссован по болезни, вернулся в родной посёлок, женился, родился сын, мой будущий муж. Работал всю оставшуюся жизнь водителем,  водил машину до 85-и лет.  Иван Матвеевич был человеком слова, если его дал – непременно держал.  Он ещё с войны был курящим, тогда хороший табак был в дефиците. Его сами садили, сушили, берегли. Сворачивали «козью ножку» и с наслаждением курили. Табак хранился в большой жестяной банке, как большая драгоценность. Однажды, рассказала мне свекровь, Иван Матвеевич услышал по радио передачу о вреде курения. То ли рассказчик был убедителен, то ли у самого настрой был такой, только он вдруг говорит жене: «Анна, пойди к соседу Петру, отнеси ему банку с табаком, я больше курить не буду».  Как же, подумала свекровь, отдам, а ну как он передумает, где я ему потом табак достану. Взяла банку и припрятала её в сараюшке. Прошли годы, ни разу с тех пор о курении свёкор не заикался, стал некурящим. Через много-много лет, эту банку, с уже истлевшим табаком обнаружили, когда перестраивали стайку.

 

      Мне довелось общаться с Иваном Матвеевичем, не очень он любил рассказывать о тех страшных днях, неохотно отвечал на вопросы.  Зато с удовольствием расспрашивал о наших детях, любил их беззаветно. Славный был человек, добрейшей души, узнаю его характер теперь в своих внуках.

75-летию Победы посвящается
Внучка и правнук Ермолаева Ивана Матвеевича

9 мая в акции «Бессмертный полк» внучка и правнук пронесли портрет деда по улицам Санкт-Петербурга.

Психолог  Хмелева Наталья          

 

Январь 2020 г.


В  осаждённом городе

111
Памятников детям блокадного Ленинграда открыто немало в городах нашей Родины, этот открыт в 2005г. в Красноярске.

      В нашем Прокопьевске ещё остались жители, которые во время войны оказались в блокадном Ленинграде. Мы смогли побеседовать с ними и их родственниками, чтобы услышать рассказ о тех страшных моментах жизни детей, переживших и до сих пор, не забывших блокадные дни.

     Серкова Мария Алексеевна родилась в августе 1936 г. в многодетной семье. Всего детей было четверо: Александр — 18 лет, Михаил — 13 лет, Екатерина — 9 лет.  Когда началась блокада Ленинграда, Марии было 6 лет. Старший брат Александр, добавив себе несколько лет, ушел служить добровольцем на фронт. Мама не стала эвакуироваться, т.к. брат служил на Ленинградском фронте. Отец к тому времени уже был на передовой, он погиб в боях в декабре 1941 года.

 Мария Алексеевна вспоминает: 

— Есть было нечего, мама постоянно ходила на передовую, где велись военные действия. Помню, однажды зимой принесла лошадиную ногу прямо с подковой,  лошадь разорвало снарядом. Мы, дети,  ее мыли, а потом разделали на много-много кусочков. Каждый завернули в тряпочку и клеёнку, а потом варили суп с овощами.  А овощи  —  капустная  хряпа, да мороженые  листья.

       В феврале 1942 г. мама погибла. А случилось это так: она пошла за хлебом, а какой-то обезумевший от голода человек сбил её на землю, ногой ударил в грудную клетку,  сломал  ребро, которое проткнуло легкое и отобрал хлеб. Мама пролежала 8 дней, а потом умерла. Старший брат Александр, сначала был без вести пропавшим, а потом пришла похоронка, что он тоже погиб.

       Самым большим врагом жителей города был голод. Некоторое время мы, младшие дети жили одни, а потом сами пошли  с братом и сестрой в детский дом  №25, затем нас перевели в детский дом №56, в котором я  оставалась до 1951 года. Брат Миша, находясь в детском доме, подрабатывал, чтобы была возможность не умереть с голода. Дважды нас пытались эвакуировать, посадили в трюм баржи, но  баржи  попали под обстрел, их было 15, многие из них были разбомблены.  Чудом мы все трое остались живы. Находясь в детском доме, нам  постоянно по ночам приходилось бегать в бомбоубежище, чтобы не попасть под бомбёжку. Даже не хочется вспоминать, тяжело…

     Мы понимали, что слишком страшные события тех лет травмировали детскую душу, и воспоминания до сих пор не дают покоя Марии Алексеевне. Маленькие жители города оказались заложниками наравне со взрослыми. Жизнь, как говорит Мария Алексеевна, в то время казалась тяжёлой и невыносимой, наводила ужас. Не очень-то хотелось  вспоминать о страшных, жестоких смертях, происходивших на глазах детей. Фашистская  военная машина не щадила никого. Маленькие жители Ленинграда оказались заложниками наравне с взрослыми. Это была самая продолжительная и страшная осада города за всю историю человечества, 900 дней боли и страдания.

2222

 

Психолог МКУ ЦПППН        Барабанова Т.С.

История  Алёшки, ленинградца

с сибирскою судьбой

75-летию Победы посвящается
Фролов Алексей Алексеевич
75-летию Победы посвящается
Алешка

Передо мною тетрадные листки, исписанные аккуратным почерком. Это автобиография, где мужская рука тщательно, буква за буквой писала строчки из собственной жизни. Автор описывает важные мгновения  своего военного детства и послевоенной юности, чтобы не забыть и не упустить что-то существенное, словно опасаясь, что в памяти со временем сотрутся значимые вехи и события. Его опасения были не напрасными… Сегодня автор этих строк болен,  и уже не может поделиться историями из своей жизни сам. Только рассказы супруги,  Галины Прокопьевны,  и его личные записи позволяют прикоснуться к прошлому человека, чья судьба была тесно связана с событиями, происходившими в  стране.

75-летию Победы посвящается
Описание важных моментов военного детства Фролова А.А.

Фролову Алексею Алексеевичу сегодня -80. А родился он в 1939 году  в       Ленинграде. Когда началась блокада, ему было 2 года. Отец в то время был уже на передовой, и Алеша не помнил, каким он был. Папа пропал без вести на фронте, и даже потом, в мирное время, Алешке с сестренкой Валей ничего не удалось узнать о нем. Мама, Нина Фёдоровна,  работала на заводе в блокадном Ленинграде и весь свой паёк отдавала сыну и дочке. Алеша не помнил тех страшных дней, но со слов сестры, когда ему было 3 года, а ей -5 лет, мама умерла от голода. Их забрали в детский дом. Когда была прорвана блокада  детей отправили в Алтайский край, туда, где не было войны. На Алтай свозили детей со всей страны, но больше всего малышей было из осажденного Ленинграда, голодающего, погибающего под бомбёжками. Ситуация, когда малыши оставались рядом с умершей матерью, была обычной для осаждённого города в 1941 году. Выживших детей отдавали в детдома и первыми вывозили из города. Многие дети не выдерживали пути, поезд шёл месяц,  умирали от дистрофии, простуды. В пути закончилась еда, вода, лекарства, привезли крох полумёртвыми.

 

Так случилось и с этой семьёй. Во время эвакуации Валя сильно заболела, ее сняли с поезда в Чувашии, и маленький Алешка приехал в село Мамонтово Алтайского края, совсем один. Он помнил, как после приезда всех детей отправили мыться в баню, видимо в поезде было не до гигиены. Детской одежды было мало и их после бани одели в девчачьи платья. Алеша помнил это необычное зрелище: худенькие, лысые дети в платьицах, сразу и не поймешь, кто из них мальчик, а кто девочка. 

75-летию Победы посвящается

В детском доме, куда привезли ленинградцев, Алеша пробыл до 16 лет. Военные и послевоенные годы были голодными, и мальчишки-детдомовцы бегали на колхозные поля собирать оставшуюся мерзлую картошку, и в лес — найти съедобные корни растений. Чувство голода было постоянным. Наверное, эти воспоминание о дефиците еды и недоедании были настолько сильными, что вплоть до своего 80-летнего юбилея, Алексей Алексеевич продолжал заботливо выращивать на своем огороде картошку и морковку.

      Как-то 18-летнегоАлексея вызвали к директору детского дома, который сообщил, что ему пришло письмо от  сестры. Ошарашенный юноша узнал, что его она живет в городе Прокопьевске и с нетерпением ждет брата в гости. Перед парнем встала дилемма: ехать к сестре в Прокопьевск или ехать в  Рубцовск получать профессию. Выбрал профессию, по которой следующие два года проработал на заводе формовщиком-литейщиком.

       Долгожданная встреча с сестрой состоялась только в 1955 году, они не виделись 13 лет.  Воссоединившись после долгой разлуки с сестрой, Алексей решил остаться в Прокопьевске, откуда и ушел служить в армию.

       После службы в армии, в 1960 г. Алексей вернулся в Прокопьевск и устроился откатчиком на шахту  «Прокопьевская», где  проработал до выхода на пенсию. После ликвидации шахты, уже на пенсии, продолжил трудовой стаж на шахте им. Калинина. Вся  35 — летняя трудовая деятельность Алексея Алексеевича, связана с шахтерским трудом, с нашим городом.

       В этом году наравне с 75-летием Победы, в семье Фроловых еще один юбилей: изумрудная свадьба! Совместно с супругой Галиной Прокопьевной Алексей Алексеевич прожил 55 лет. У них двое детей, трое внуков и правнук.  Своего сына Алексей Алексеевич тоже назвал Алешенькой, в честь себя и деда. Так что история Алешки продолжается…

 

Психолог МКУ ЦПППН       Ясакова Н.А.

Январь 2020 г.

Наша память – наша совесть

777

«Их молодость кончилась рано,

Нелёгким был жизни маршрут                    Горят на груди ветеранов

Медали — За доблестный труд»                             

        Время стремительно идёт вперёд. Стала историей Великая Отечественная война. За эти годы выросло несколько поколений взрослых людей, которые не слышали орудийного грома и взрывов бомб. Но война не стёрлась с людской памяти, и забыть те дни нельзя. Потому что история – это судьба каждого, кто вынес на себе четыре года ожидания и надежды, кто проявил поразительное, беспримерное мужество. Тогда невыносимо было всем: и старым, и малым, и их близким.

         Бывало, что мама рассказывала мне, как ей жилось в детстве, особенно во время войны. Теперь, с высоты своего возраста, я понимаю, что те крупицы памяти моей мамы, Андреевой Раисы Михайловны, о трудном военном времени, необходимо бережно хранить и передавать молодому поколению, чтобы не выросли «Иваны, не помнящие родства». К сожалению, теперь мамы нет со мной, но я помню, что именно вот так, позитивно, без надрыва, рассказывала она о себе, девочке, которую война застала в 10-и летнем возрасте.

     — Родилась я в мае 1931 года в посёлке Шар Оренбургской области. Впоследствии нашу область переименовали в Чкаловскую. Может быть «круглое» название поселка придало моему характеру весёлую бесшабашность. В школу пошла в Фергане, куда переехала с родителями. Помнишь фильм «Ташкент город хлебный»?  —  спрашивала меня мама. Так вот, Фергана находится в 230 километрах от Ташкента. Вот родители и решили убежать от голода в тёплый среднеазиатский город. Папу, твоего дедушку,  призвали на фронт в августе 1941 года из военкомата, который впоследствии сгорел, и вся документация была утеряна. Проводы прошли без слёз и причитаний. Все были уверены, что война закончится скоро, и бойцы вернутся с победой. Хоть Узбекистан был далеко от военных действий, но радио слушали ежедневно на площадях жаркого города. Мама, твоя бабушка,  работала в детских яслях, зарплата была небольшая. Я решила после 5 класса пойти работать на консервный завод, параллельно доучиваться в школе рабочей молодёжи. Меня взяли углорубщицей. Моя задача состояла в том, чтобы на специальном станке обрубать острые углы упакованных банок.  Наш завод производил томатную пасту и повидло из овощей и фруктов, которых было много в Средней Азии. Продукция фасовалась в жестяные банки по 5 килограммов.   Есть хотелось постоянно, овощи и фрукты только усиливали голод растущего организма. Мечтала я в военные и голодные послевоенные годы найти где-нибудь булку хлеба и съесть её сразу. Не украсть, не купить (не на что было), а именно найти. Вот сейчас, прошло много  лет, а запах и вкус ржаного военного хлеба не забывается. На проходной завода всех обыскивали, но в карманах у меня было пусто. Зато в ладонях сжимала по одному помидору, жалея о том, что пальцы короткие. В больших ладонях можно спрятать помидор большего  размера  и принести его маме. Да, вся жизнь пошла по-другому, ушло детство с войной, некогда было играть, надо было помогать семье.

        От папы приходили редкие письма-треугольники со скупыми сообщениями о здоровье, фронтовых друзьях. Соседи приходили на слушание письма, а потом мама прятала его в «надёжное» место – под клеёнку кухонного стола. Там же лежали рубли и «трешки» наших зарплат. В 1942 году папе дали краткосрочный отпуск. Собрались почти все жители барака, где в каждой комнате жила отдельная семья: узбеки, русские, киргизы и казахи. Взрослые отмечали папин приезд, а я хвасталась перед друзьями папиным подарком – парусиновыми туфельками. Через месяц после отъезда отца пришло извещение о том, что он пропал без вести. После войны я долго искала папины военные следы. Погиб он под селом Миллерово в Сталинградской битве.

       В период уборочной страды я с другими подростками ездила в подсобное хозяйство на уборку овощей. Спали вповалку на деревянных нарах. Было голодно, но вечерами пели песни под гитару и танцевали.  Продолжая учиться, перешла работать на ферганскую шелкомотальную фабрику хронометражистом.  Там выращивали шелковичных червей на листьях и ветках тутового дерева. Из окуклившихся коконов разматывали нити и ткали шелковую ткань, из которой шили парашюты. Это был мой маленький вклад в общую Победу…

      После войны моя мама отучилась в Кызыл-Кийском горном техникуме, где познакомилась со своим будущим мужем, моим отцом. С ним они приехали в Прокопьевск на шахту «Чёрная гора». Работала плановиком, а папа — механиком участка. Мама награждена медалью  «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и юбилейными медалями.

 

        Ветеранов с каждым годом становится всё меньше и меньше. В грозные годы они показали стойкость и мужество, умение побеждать трудности. Давайте же хранить память о тех, кто вынес на своих плечах тяжёлую войну.

75-летию Победы посвящается

психолог МКУ ЦПППН      Андреева Н.Р.

 

январь 2020 г.

 

 

Четыре  деда  и Победа

«…Нет в России семьи такой, где б ни памятен был свой герой…» — поется в известной песне из кинофильма «Офицеры». И в этих словах такая истина… Великая отечественная обожгла своим пламенем каждую советскую семью. Кого-то только опалила, а кто-то сгорел в военном пожаре. На фронт уходили мужья, сыновья, братья, отцы и деды. Многим из них не суждено было вернуться, большинство были ранены, и те, которым повезло остаться в живых, навсегда сохранили в памяти страшные картины тех дней. Не обошло  военное лихолетье и мою  семью. О событиях тех лет рассказали мне мой отец Неборский Александр Михайлович и его сестра Татьяна Михайловна. Два моих прадеда и два деда стали свидетелями и участниками военных событий 1941-1945гг. Мой  прадед, Неборский Кузьма Харитонович, встретил войну в деревне Каменка, Тяжинского района Кемеровской области. 

 

75-летию Победы посвящается

Он ушел на фронт в начале войны, будучи отцом большого семейства. Кузьма Харитонович был рядовым в пехотных войсках и за годы войны прошагал всю нашу страну и пол Европы. Весной 1945 года, когда советские войска овладели Кёнигсбергом, он был серьезно ранен. От смертельной раны прадеда спасла его красноармейская книжка, лежащая в нагрудном кармане. Осколки снаряда раздробили кисть руки и прошли навылет через щеку. Победный салют он встретил в эвакогоспитале. Спустя много лет, мы, внучки, со страхом рассматривали на щеке прадеда шрам от ранения,  который запечатлела на память о себе войне.

Не остались в стороне от сражений и сыновья Кузьмы Харитоновича — Михаил и Григорий.

Средний сын Григорий, будучи 16-и летним мальчишкой, ушел на фронт. Был механиком в танковой дивизии. Так же, как его отец, прошел всю войну. В боях под Литвой при взятии высоты, его танк был взорван немцами. Товарищам Григория Кузьмича удалось выбраться из горящего танка, но моему деду не повезло. Он погиб, так и не дойдя до Берлина. Родным пришло сообщение, о том, что он пропал без вести. О его подвиге поведал семье односельчанин, на глазах которого все произошло. 

75-летию Победы посвящается

На память о деде Григории до наших дней сохранилась только крошечная фотография 1944 года, из которой его родители сделали портрет, он висел в доме на центральной стене. В детстве, в гостях у прадедов, я смотрела на фото погибшего деда завороженно, затаив дыхание, понимая, что передо мной настоящий герой.

Мало кто знает, что Советско-японская война 1945 года — это часть Второй мировой войны на Тихом океане. Япония была союзницей Германии и вела войну против СССР. В эти военные действия попал старший сын Кузьмы Харитоновича, отец моего отца, Михаил Кузьмич.

Его забрали на мореходную службу в 1942 году. Он прошел двухлетнюю подготовку на Дальнем Востоке, на острове Русский.  В 1944 году дед Михаил был призван на Тихоокеанский флот, старшиной 2-ой статьи на подводную лодку «Щ-130», знаменитую «Щуку». В тихоокеанских водах он служил командиром команды электриков.  

75-летию Победы посвящается
г

     В одном из боев был тяжело ранен в руку, вследствие чего мобилизован домой. Я очень хорошо помню следы от осколков снаряда на плече деда, немых свидетелей его военного прошлого. В послевоенные годы Михаил Кузьмич сохранил статус командира: был председателем колхоза, директором хлебокомбината.

 

 

75-летию Победы посвящается

      Не обошла нашу семью и блокада Ленинграда. С первых её дней начала свою опасную и героическую работу «Дорога жизни». Это был единственный путь для доставки продовольствия и эвакуации людей из осажденного города. Зимой, когда озеро покрывалось льдом, по нему шли колонны грузовых машин. Каждый их рейс был подвигом — вражеская авиация беспрестанно совершала свои налёты. Шоферы, водившие машины по «Дороге жизни», проводили за рулем по 12 часов на жутком холоде, делая за день по 5-7 рейсов через Ладожское озеро.  Среди военных водителей был и другой мой прадед, Черняк Петр Петрович.

 

 

75-летию Победы посвящается

Для того, чтобы обезопасить себя и успеть выпрыгнуть в случае провала под лед, Петр Петрович, как и другие шоферы, всегда держал двери машины открытыми.  Он застудил почки, и в мирные годы почечная боль регулярно напоминала ему о войне и ленинградской осаде.

События Великой Отечественной войны стираются из нашей памяти. Со слов моего папы, его дед Кузьма Харитонович и отец Михаил Кузьмич не любили говорить о войне, очень уж это были страшные воспоминания. Прадеда Григория я видела только на фотографии  и  благодарна судьбе, что мне довелось общаться с  тремя оставшимися в живых дедами, ветеранами войны. 

 

 Эти строки — мой вклад в историю моей семьи и моей страны. Ведь в преддверии 75-ой годовщины нашей великой  Победы,  так важно вспомнить, как нам она досталась.  Вопреки словам тех, кто сегодня пытается исказить ход истории  Второй мировой войны, важно знать, кто был реальным героем военных лет.

ж
75-летию Победы посвящается

Психолог МКУ ЦПППН       Ясакова Н.А.

 

 

февраль 2020 г.



Память детства…


75-летию Победы посвящается
Дьяченко Валентина Ивановна

           Когда началась война, моей маме Дьяченко Валентине Ивановне было всего 5 лет. Она из семьи раскулаченных и сосланных из Башкирской АССР в 1932 году. Ее старший брат Николай родился там же и ему, по дороге в далекую, холодную Сибирь, в промерзающем вагоне для скота, посчастливилось выжить, а двум младшим сестренкам, к сожалению, нет. Мама и ее сестра, которая на 3 года младше, родились уже здесь, в Прокопьевске. До 1941 года жили в землянке рядом с Парниковкой и, как раз, в первый день войны – так совпало, начали строительство нового дома на Ясной поляне, так как семья увеличилась, да и после ссылки окрепла.

           Мамин отец Иван Дмитриевич, мой дедушка, работал столяром – краснодеревщиком, мог запросто изготовить, в том числе и на заказ, любой предмет мебели – комод, буфет, трюмо, модную тогда этажерку. Все предметы мебели в доме бабушки и дедушки были сделаны его замечательными, трудолюбивыми руками. Я помню, когда мне было годика 3, он вел меня в детский сад за руку, и моя маленькая ладошка терялась в его большой, шершавой, загрубевшей от работы ладони. Мы шли, а встречные люди с ним здоровались, я удивлялась, как много людей его знает.

        Вспоминая о жизни в годы войны, мама рассказывает:

        «Построили сначала небольшой домик (после войны достраивали) с одной комнатой и кухней. Пока строили, мама, с моей 3-летней сестрой в одной руке, узелком с едой в другой, и я, 5-летняя, держащаяся за ее широкую длинную юбку, ходили пешком с Парниковки на Ясную поляну ежедневно кормить обедом строителей.   Отцу дали бронь, поскольку был хорошим столяром, и он в годы войны с братом, которому было 15 лет, работал на строительстве в Спитченково. А мы остались дома. Мама работала в совхозе Ясная поляна, оставляя нас одних.  Тяжело было, все время хотелось есть.  Чтобы добыть какую-нибудь еду, мама ходила на рынок и обменивала свои немногие добротные вещи, привезенные из Башкирии, на еду. Летом рвала лебеду, варила ведерный чугунок почти пустой похлебки, заправленный двумя-тремя картошками да «четушкой» молока, выменянной за одежду. За день мы втроем весь чугунок почти пустой похлебки съедали.  Жили «под комендатурой». К нам часто приходил комендант, ругался на бабушку, гнал на работу в шахту, все очень боялись его.  У мамы с семи лет было очень плохое зрение, она была маленькая и худенькая, но с сильным и твердым характером, к тому же мы были еще совсем маленькие, поэтому в шахте она работать не могла. Я до сих пор помню фамилию коменданта, хотя была маленькая. Однажды комендант привел в дом эвакуированную еврейскую семью: мать и черноволосую девочку. Они жили какое-то время у нас, затем эту семью сменила другая, до окончания войны в доме почти всегда жили эвакуированные.  

 

75-летию Победы посвящается
47 школа, 4-й класс

       Помню, как в 1944 году пошла в школу. Мама была мастерица шить и из своей шерстяной юбки сшила мне красивую серого цвета юбку «четырехклинку», а из отцовой рубашки в мелкую клеточку блузку, вместо портфеля парусиновый мешок. Писали перьями, которые макали в чернильницу-непроливашку. Тетрадей   не было, поэтому писали на чем придется, даже на газетах…».

         Мамино лицо светлеет и улыбается, когда она вспоминает как дети с нетерпением ждали большую перемену. В большую перемену все бежали в столовую, где давали необыкновенной вкусноты сдобные белые булочки! Их вкус она помнит до сих пор…

         Большая черная тарелка, висящая на столбе, голосом Левитана объявила об окончании войны, также как четыре года назад о ее начале.  Мама вспоминает, как с подругами шла из школы мимо магазина, где висела «тарелка» и видела, как все вокруг радовались, плакали от счастья, обнимались, это всеобщее ликование передалось и детям.

         Закончилась война. В 1953 году семью реабилитировали. Мама окончила десятилетку, выучилась на курсах, работала долгое время на швейной фабрике «Горнячка» бухгалтером, заместителем главного бухгалтера. Очень честная, гордая и скромная женщина с непростой судьбой.

           Дети войны, они прошли через голод, холод, болезни, страх, но это закалило их. Наверное, поэтому они живут долго и дай бог, чтобы жили еще. Нельзя терять эту связь поколений, эти воспоминания о страшных, нелегких военных годах необходимо передавать подрастающим поколениям, чтобы никто и никогда не забывал, что отданы 27 миллионов жизней за мирное небо над нашими головами.

           «Когда забывают войну, начинается новая. Память – главный враг войны», так сказал еще Аристотель…

 

 

Автор статьи:   Лукьянова Т.Н.

 

2020г.

Вспоминая прошлое…

75-летию Победы посвящается
Елясова Елизавета Кирилловна

        Елясова Елизавета Кирилловна, труженица тыла, наша подопечная,  с      удовольствием откликнулась на просьбу поделиться воспоминаниями о своей юности в суровые военные и послевоенные годы.

    Где Вы родились?

       — Родилась я в Гавриловском районе Тамбовской области, о чем есть запись в Тютинском сельсовете. Семья у меня была большая: родители и четыре сестры. Я —  самая младшая. Все  в колхозе работали.

    Как Вы узнали о войне?

       — О войне узнали по радио, мы в это время  с мамой были на базаре. Это неожиданное известие нас испугало. Отца уже не было, он умер. Старшие две сестры на тот момент были замужем и жили отдельно.

    Как сложилась дальнейшая жизнь?

        — В 1942 г. (мне было 14 лет) всю молодежь отправляли на учебу за Урал. Меня вообще можно было не брать, я маленькая была. Но родня подсказали матери, чтобы меня отправили. Сестре нельзя было ехать – она болела малярией. Тех, кто не поехал на учебу, считали  «вредителями», и сажали в тюрьму на пять лет.  Такое было время. Перед отправкой на учебу мама взяла меня за руку и повела в церковь, которая располагалась от нас за  четыре километра. Батюшка долго читал молитву, а я плакала — не хотела уезжать. На учёбу везли  нас в товарном вагоне четверо суток, мы даже станций не видели, спали на сене, ели там же, в вагоне. Привезли в г. Карабаш Кыстымского района, Челябинской области в ремесленное училище. Для меня там всё было другое:  в деревне, в Тамбовской области —  сады и 
равнина,  всё видно за пять километров, а здесь же — лес и высокие горы.

75-летию Победы посвящается
Елизавета Кирилловна с подругой

Как проходило обучение?

        — В ремесленном училище учились полгода на машиниста электровоза. На практику в шахту ходили. Там добывали медную руду и золото.  После первого дня  практики в шахте, мы не пришли на учебу. Хотелось все бросить —  страшно было. Нас к директору вызвали. И он, разговаривая с нами, сказал: «А если наши отцы и братья побегут от врагов, что мы будем делать?». Его слова вдохновили нас.  Мы продолжили учебу, и все очень старались.  Все экзамены сдали на пятерки.  Но встал вопрос: куда нас, девчонок, ставить, ведь старшей  было всего 17 лет. Нас направили в леспромхоз.

          Чем Вы там занимались?

        —  Зимой дорогу — «ледянку» чистили, а летом — лес пилили. Позже нас с подругой перевели на кухню — готовить рабочим. Собирали грибы и ягоды, которые сдавали в магазин. Наберешь определенное количество —  и за них давали мыло. Ели саранки, медунки, пучки, и другую разнообразную траву. Так и прожили 4 года.

          Как узнали об окончании войны?

       — Об окончании войны я узнала от  подруги  Нины. Она с утра работала, а я к обеду приходила. И в один из дней, я еще  спала, а она прибежала, стала будить и кричать «Лиза вставай, война закончилась!!!». Мы послали рабочих на озеро наловить рыбы и пожарили её. Накрыли длинный  стол. Так и отпраздновали ПОБЕДУ.

        

 

             Как сложилась жизнь после войны?


         — Когда я вернулась в 1947 году в Тамбовскую область, мама свою избушку продала и жила у сестры, помогая ей с детьми. Весной я завербовалась на работу по добыче торфа. Работа была сезонная: лето работали, а зимой – возвращались в деревню. Я всё умею: и пилить и траву  косить. В 1949 г. приехала в Прокопьевск. Работала на Кирзаводе, на Каменном карьере.  В 1950 году вышла замуж и уже с мужем переехали в г. Искитим, Новосибирской области.  Там дали квартиру на 3-х хозяев: одна семья жила в зале, мы жили в другой комнате, и ещё жила семья на кухне. Все дружили, друг другу помогали. У мужа золотые руки были, он слесарем работал. Во время войны муж работал на Авиационном заводе в г. Бердске,  Новосибирской области. Там рабочие обтачивали детали для самолетов. В 1951 год родился старший сын. Я в это время работала на стройке:  кирпич и раствор таскала. В декрете была всего 10 дней. А потом опять вышла на работу. С мужем прожили  40 лет в  браке. Он умер в 1990 году. У нас 3 детей, 9 внуков, много правнуков. 

75-летию Победы посвящается
Елизавета Кирилловна с мужем

На пенсию пошла, работая в Психиатрической больнице, уборщицей.

           Чем занимаетесь сейчас?

      Вязанием: носочки, платки —  всех родных обеспечила. Читаю книги, интересно читать про религию.  

 

 

Автор статьи:     психолог Франк Е.А.

 

2020г.

Закрыть меню
Закрыть

Россия, г.Прокопьевск, ул. Ноградская,7
ИНН: 4223023489 | ОГРН: 1034223002362